ЮРИЙ АРПИШКИН, АНДРЕЙ КОВАЛЕВ. МАЛЕВИЧ РАЗОБЛАЧЕННЫЙ. В Русском музее (в залах корпуса Бенуа) открылась ретроспективная выставка работ Казимира Малевича

"Время МН", N:206. 02.12.2000.

Представлена вся имеющаяся в распоряжении музея живопись, немного графики - всего около ста работ. Русский музей является самым счастливым среди обладателей шедевров патриарха отечественного авангарда. Сопоставимое по представительности собрание есть только в Стеделик музее Амстердама. Малевич был и остается самым "дорогим" русским художником, поэтому, в частности у музеев, нередко возникают проблемы юридического порядка. Жизнь авангардиста в СССР складывалась так, что легальность обладания его произведениями с точки зрения сегодняшних норм во многих случаях может быть поставлена под сомнение. Но несмотря на нервическую атмосферу, воцарившуюся после того, как неожиданно объявившиеся наследники художника сумели отсудить у Нью-Йоркской галереи работу своего предка, попавшую туда по стечению обстоятельств ХХ века, в Русском музее не проявляют никакого беспокойства. Потому что уверены в законности происхождения всех своих "малевичей".

Значительная часть работ попала в фонды от самого художника еще в пору существования первого и легендарного Отдела новейших течений под управлением Николая Пунина. Некоторые вещи уже после смерти Малевича в музей передали его вдова и дочери, кое-что происходит из коллекции знаменитого филантропа Левкия Жевержеева, остальное - из личных архивов многочисленных учеников мэтра.

Нынешняя экспозиция Русского музея подготовлена со всем академическим тщанием, свойственным сотрудникам этого учреждения. Живопись распределена по хронологии, для каждого периода творчества художника отведено просторное место. Хрестоматийные циклы представлены в отдельных залах - "Первый крестьянский", "Второй крестьянский", супрематизм, кубофутуризм, сезанизм и т.д. То есть все художественные явления, которые возникают в памяти при имени Малевича. Экспозиционно выделен "Черный квадрат". Мирная академическая хронология, однако, в данном случае скрывает леденящую душу интригу. Дело в том, что Малевич относился к датировкам своих работ особым образом: дата, поставленная его рукой, чаще всего обозначает не реальное время создания вещи, а некоторую ее теоретическую приуроченность. Иными словами, Малевич датами хотел сказать, когда та или иная работа должна была быть написана в соответствии с его представлениями об истории искусства. Был, возможно, и более прагматический аспект этой мистификации. Российский гений полагал, вероятно, что проходить тот творческий путь, который присущ всем прочим, ему не к лицу. Так что оставалось одно: сделать вид, что он родился, достигнув того понимания искусства, к которому другие стремились десятилетиями. Об этот барьер сломано множество искусствоведческих копий. Обломки их старательно собирали сотрудники Русского музея и теперь вынесли на суд общественности. Все, что Малевич писал в тридцатые годы и коварно датировал десятыми, теперь возвращено на законное историческое место. При этом осталась одна сугубо специальная, но интересная проблема: каким способом эти более корректные датировки устанавливались. Специалисты отвечают на вопросы об этом старательно-уклончиво. Из чего понятно, что неизбежная в таких делах приблизительность таковой и осталась.