Михаил КУЗЬМИН. Русский музей приручил Малевича

http://www.smena.ru/arc/22767-log.html

Хоть шаром покати. Хоть квадратом. Толку все равно будет мало. Чтобы в игре с простейшими геометрическими фигурами добиться каких-то весомых и зримых результатов, надо быть Казимиром Малевичем. Это он, написав в 1913 году "Черный квадрат", создал живописную систему, названную им супрематизмом (от французского слова "suprкmatie" - "первенство, главенство").

Сегодня Русский музей открывает его уникальную выставку (при поддержке компании "Бритиш Американ Тобакко Россия").

Правда, "Черный квадрат" плюс "Черный крест" и "Черный круг" в конце концов и заслонили от широкого зрителя все остальные произведения этого выдающегося художника-авангардиста. Тут уж постаралась мощная пропагандистская машина Советского государства. Картины Малевича она запрятала далеко в запасники. В общественном сознании с легкой руки партийных функционеров был создан абсолютно негативный образ Казимира Малевича, этакого мракобеса от современного искусства, отрицающего общественные и познавательные задачи художественного творчества и живопись в том числе. А "Черный квадрат" и вообще был объявлен "знаменем самых черных сил". Объективная оценка творческого наследия Казимира Малевича началась в Советском Союзе (на официальном уровне) фактически во время перестройки. Но все равно все эти годы оставалось много неясных моментов.

И вот сегодня в корпусе Бенуа Русского музея открывается выставка не однобокого Казимира Малевича. Не какой-то там один из его многочисленных периодов. Широкой художественной общественности Санкт-Петербурга наконец-то явлен полновесный художник. Казимир Малевич как универсальный гений ХХ века. В десяти залах корпуса Бенуа развернута экспозиция, в которой 101 живописная работа, 40 листов графики, "революционный фарфор" и два архитектона. Это практически вся русскомузейная коллекция Малевича - на сегодняшний день самая большая в мире.

Есть своя логика в том, что именно выставкой реформатора Малевича провожает Русский музей бурный ХХ век. На самом же деле экспозиция отца супрематизма плавно переезжает в третье тысячелетие. Первые три месяца нового века, и соответственно тысячелетия, она будет открыта для публики. Так что именно Малевич станет тем мостом, который и соединит век будущий и век минувший.

Залы корпуса Бенуа выглядят сейчас абсолютно новыми. В них произведен ремонт. Пол, стены и потолок - все сияет чуть-чуть холодноватой чистотой. А картины как бы согревают пространство. Очень убедительно выстроена экспозиция: не в хронологическом порядке, а по циклам, по направлениям деятельности художника.

"Черный квадрат" вкупе с "Черным шаром" и "Черным крестом", теперь уже успокоенные, даже прирученные, занимают один небольшой зал. И как бы обозначают середину творческого пути художника. А вообще-то никакой середины, в том числе и золотой, в творчестве у Малевича не было. Как не было и конца. В конце своей физической жизни он вернулся к старым темам и мотивам. Это было уже после 1927 года. Речь идет о так называемом втором крестьянском цикле и работах "импрессионистического периода". Любопытно, что картины конца 20-х годов Казимир Малевич стал датировать довоенными годами (до 1914 года), пытаясь тем самым как бы подправить и свою собственную эволюцию. Этой теме посвящено несколько статей сотрудников Русского музея. Они вошли в солидную монографию "Казимир Малевич в Русском музее" (Санкт-Петербург, "Palace Editions", 2000), специально изданную к выставке.

Экспозиция в корпусе Бенуа напоминает "кольцо" или даже "змею", которая кусает себя за "хвост". То есть, пройдя через все "измы" начала ХХ века: через символизм, постимпрессионизм, кубизм, кубо-футуризм и, конечно, через супрематизм, зрелый Казимир Малевич как бы вернулся к себе самому - к молодому. Вернулся к тому, что он так активно отрицал и даже сбрасывал с корабля современности. Вернулся к "вечным ценностям". Именно таковы его последние работы, особенно портреты жены, Николая Пунина и "Автопортрет" (1933 год). В них есть что-то "ренессансное", правда чуточку подправленное супрематическими идеями.

Что же касается идеологии или текстов самого Казимира Малевича, то они довольно оригинально представлены в экспозиции. Все дверные проемы (по периметру) украшены цитатами из статей и манифестов Казимира Севериновича. Читать их тоже очень интересно. Малевич действительно был радикалом до мозга костей. И если "по-революционному" рубил с плеча, то всем на загляденье.

"Вещи, предметы в реальном мире исчезли как дым для новой культуры искусства... В черной плоскости, образовавшей квадрат... я увидел новый цветной мир..."

А теперь и мы увидим. Увидим "новый порядок предметов" в живописи Казимира Малевича, который (художнику этого ужасно хотелось) заставит содрогаться наш разум. Нет, уже не заставит. Потому что на новом историческом витке мы уже чувствуем в его картинах "гармонии пленительную связь"... И поэтому мы не будем сбрасывать художника (вместе с картинами) с корабля, плывущего в третье тысячелетие. Пусть плывет...